Радиохимия

II. Высокая молярная активность 18F-меченной производной препарата TAK-875 для ПЭТ-визуализации бета-клеток поджелудочной железы.

Производство [18F]7

С использованием циклотрона 18/9 IBA Cyclone®, [18F]фторид получали в результате ядерной реакции 18O (p, n)18F и переносили на радиохимическую платформу IBA Synthera®, которая была сконфигурирована с двумя блоками для синтеза и модулем ВЭЖХ. [18F]фторид улавливали на предварительно кондиционированном анионообменном картридже Waters Sep-Pak® QMA Plus Light. [18F]фторид элюировали из картриджа в реактор с 0,6 мл 1:1 смеси ацетонитрил/вода, содержащей 2,2,2-криптанд (22,6 мг) и карбонат калия (4,2 мг). Добавляли ацетонитрил, а смесь азеотропно сушили в вакууме и нагревали. Затем, добавляли раствор предшественника тозилата 5 (5 мг) в 1 мл ацетонитрила. После этого реактор нагревали до температуры 100°С в течение 2,5 мин. После удаления растворителя (в вакууме), реактор охлаждали и добавляли 1 мл 1:1 смеси водного NaOH (2,5 М) и CH3OH. Через 3 минуты реакцию гасили с помощью 10 мл H2O + 0,1% ТУК и перенесли через предварительно кондиционированный картридж Waters Sep-Pak® C18. Ацетонитрил (1,2 мл) элюировал радиоактивный индикатор из картриджа С18 во флакон, содержащий Н2О + 0,1% ТУК (1,8 мл), и вводили в полупрепаративную ВЭЖХ, оборудованную колонкой Phenomenex Luna PFP (2), что позволило отделить радиоактивный индикатор от побочного продукта элюирования 8 (Рис. 1). Фракцию, содержащую [18F]7, собирали в сосуд с водным NaOH (1,0 М, 30 мл), и пропускали через картридж из анионообменной смолы Waters Oasis® MAX с использованием вакуума и проталкивали N2 во втором блоке для синтеза Synthera. После промывки деионизированной водой (10 мл), [18F]7 элюировали с использованием 1 мл EtOH + 0,5% HCl, затем фильтровали (0,22 мкм) в стерильный многодозовый флакон, содержащий 9 мл изотонического забуференного бикарбонатом солевого раствора. Аналитическую ВЭЖХ проводили для определения химической и радиохимической чистоты. Идентичность [18F]7 определяли совместным элюированием ВЭЖХ с нерадиоактивным стандартом 7. Молярную активность измеряли, сравнивая УФ (254 нм) пик [18F]7 с инъекцией нерадиоактивного стандарта 7 с сопоставимым УФ ответом.


Идентификация примеси 8

Радиосинтез и ВЭЖХ очистку [18F]7 проводили, как было описано выше, с использованием полупрепаративной колонки Phenomenex Luna C18. Затем собирали пик ВЭЖХ, содержащий совместное элюирование [18F]7 и нерадиоактивной примеси. Распавшаяся фракция была разведена метанолом и проанализирована с помощью масс-спектрометрии. МСВР (ЭРИ): точная масса рассчитана для C31H35O7S [M + H]+: 551,2098. Найдено: 551,2101.

Хроматограмма полупрепаративной ВЭЖХ типичного радиосинтеза [18F]7.

Рис.1 Хроматограмма полупрепаративной ВЭЖХ типичного радиосинтеза [18F]7. Разрешение [18F]7 (tR = 23 мин) из побочного продукта элиминирования 8 (tR = 21 мин) было достигнуто при помощи колонки с ВЭЖХ с использованием пентафторфенила. Радиоактивность (черный) и УФ (γ = 254 нм; синий)


Животные

Самцов крыс линии Спрег-Доули (150–175 г, предоставленных компанией «Charles River Laboratories», Монреаль, Канада) содержали в условиях цикла свет/темнота 12 ч:12 ч и кормили стандартным кормом для крыс и водой в неограниченном количестве. Это исследование было проведено в соответствии с рекомендациями Канадского совета по уходу за животными. Протокол (номер протокола IM16029JDSr) был одобрен комитетами по уходу за животными Исследовательского института Медицинского центра при Университете Монреаля и Медицинского центра при Университете Макгилла.

 

Визуализация при помощи ПЭТ небольших животных

Общая информация

Визуализацию при помощи ПЭТ/КТ небольших животных проводили с использованием [18F]7 (7,4–14,8 МБк, 0,12–0,66 мкг нерадиоактивной массы) у контрольных животных (n = 3) на аппарате для ПЭТ/КТ Mediso nanoScan (изготовитель «Mediso Medical Imaging Systems», Будапешт, Венгрия). Для оценки специфичности связывания с FFA-1 в поджелудочной железе, дополнительным крысам (n = 3) вводили препарат TAK-875 (30 мг/кг, из 20 мг/мл раствора TAK-875 с концентрацией в 10,5,1 солевом растворе, 0,9%/H2O/8,4% бикарбонат натрия + 10% ДМСО) внутривенно за 5 минут до введения [18F]7 (12,8–13,5 МБк, 0,27–0,58 мкг нерадиоактивной массы).

 

Получение снимков

Каждая сессия ПЭТ/КТ состояла из 60-минутного эмиссионного ПЭТ исследованием с последующей 10-минутной трансмиссионной рентгеновской КТ. ПЭТ/КТ исследование проводилось под наркозом (изофлуран 2%, кислород 0,6 л/мин), доставляемым через дыхательный контур. Температуру и частоту сердечных сокращений контролировали в течение всей процедуры с использованием системы Mediso. После того, как животное было помещено в сканер, с сердцем, расположенным в центре поля зрения, эмиссионное сканирование было начато сразу после введения болюса в хвостовую вену. Перечень данных режима были гистограммированы в 29 последовательных временных рамках увеличивающейся длительности (6 × 10 с, 4 × 30 с, 4 × 60 с, 4 × 120 с, 5 × 180 с, 6 × 300 с временные рамки) в течение 60 минут. Снимки были реконструированы с использованием максимизации ожидания (МО), итеративного алгоритма ожидаемой максимизации упорядоченных подмножеств (ИАОМУП), нормализованы и скорректированы с учетом разброса, мертвого времени и распада.

 

Анализ снимков

Снимки анализировали с помощью программного обеспечения Amide (версия 1.0.5 для Linux). Изучаемые области (ИО) были определены на реконструированных снимках в поджелудочной железе, почках, печени и мышцах для получения кривых время-активность. Внутри левого желудочка была изображена трехмерная сфера с радиусом 2,5 мм с использованием среднего снимка очень ранних временных рамок (10–60 с) для забора функции ввода крови. Сфера была расположена в центре, в точке, где была обнаружена максимальная активность внутри этой области. ИО для поджелудочной железы, почек, печени и мышц были изображены с использованием среднего снимка ранних временных рамок (через 1–20 минут после инъекции, когда можно получить наибольшее сокращение ткани к фону). Для почек и печени, ОИ – это трехмерные сферы, расположенные примерно посередине ткани с радиусом 5 мм (для почки) и 6 мм (для печени), соответственно. Для поджелудочной железы, ИО имела эллипсоидную форму и была создана на основе анатомических данных крыс, поскольку ни снимки КТ, ни снимки ПЭТ не смогли продемонстрировать отличие этой ткани от других органов. Радиусы ИО составляли 1,5 мм (сагиттальный), 3 мм (поперечный) и 3 мм (корональный), соответственно. Для мышц, ИО представляла собой трехмерную сферу, расположенную на мышце около левого плеча животных с радиусом 3 мм.

 

Статистический анализ

Результаты представлены как среднее значение ± стандартное отклонение. Двухсторонний критерий Стьюдента использовался для сравнения двух групп. Значения р <0,05 считались значимыми.

 

Исследования биораспределения

Исследования биораспределения проводились для оценки поглощения ткани и для измерения специфического и неспецифического связывания радиоактивного индикатора с FFA-1. Вкратце, крыс поддавали воздействию анестезии (2–2,5% изофлуорана) и вводили в латеральную хвостовую вену 7,8–12,2 МБк активности индикатора. Животные контрольной группы (n = 4) получали только один индикатор, тогда как животные экспериментальной группы (n = 4) получали внутривенную дозу агониста FFA-1 препарата TAK-875 (30 мг/кг) за 5 минут до введения индикатора. Крыс умерщвляли обезглавливанием через 20 мин после инъекции. Кровь, слитую из туловища, собирали в гепаринизированные пробирки. Следующие ткани были вскрыты и собраны в предварительно взвешенные пробирки: поджелудочная железа, почка, селезенка, жировая клетчатка, кости, мышцы, кровь, плазма. Используя счётчик гамма-излучения (PerkinElmer Wizard2), все пробирки были подсчитаны вместе с разведением 1:100 введенного раствора индикатора в качестве стандарта. Процент вводимой дозы на грамм ткани (%ВД/г) рассчитывали по подсчетам с поправкой на распад и выражали в виде соотношения к крови.

 

Анализ метаболитов, меченных радиоактивным изотопом

Общая информация

Для оценки метаболической стабильности [18F] в плазме крови и поджелудочной железе были проведены исследования метаболитов, меченных радиоактивным изотопом. Крыс поддавали воздействию анестезии (2–2,5% изофлуорана) и вводили через латеральную вену хвоста 35,2–73,3 МБк [18F]7. Через 60 минут после инъекции животных умерщвляли путем обезглавливания. Кровь, слитую из туловища, собирали в гепаринизированные пробирки, а поджелудочную железу рассекали.

 

Приготовление образца

Кровь центрифугировали (4000 × г, 5 мин, 4°C) для получения плазмы. Мочевину (1 г) растворяли в плазме крови (1 мл). Образец фильтровали (0,22 мкм) и вводили в ВЭЖХ с переключением колонок. Образцы поджелудочной железы суспендировали в смеси EtOH/H2O 80:20, гомогенизировали с использованием политрона и центрифугировали (14,8 об/мин, 20 мин, 4°С). Супернатант собирали и сушили роторным испарением. Остаток восстанавливали в 1 мл 1% CH3CN/H2O, содержащем 0,4 г мочевины, для снижения связывания белка, фильтровали (0,22 мкм) и вводили в ВЭЖХ с переключением колонок. Большая часть радиоактивности из поджелудочной железы (и плазмы) присутствовала во вводимом образце.

 

ВЭЖХ с переключением колонок

Для анализа радиоактивных метаболитов из образцов плазмы и поджелудочной железы использовалась измененная процедура проведения ВЭЖХ с переключением колонок (Kenk et al. 2008). Элюированные растворители анализировали с помощью двух последовательных детекторов: детектора УФ-поглощения (Waters 2489) и детектора излучения (Raytest Gabi Star), которые были подключены к системе интеграции хроматографических данных (PeakSimple, с использованием программного обеспечения анализа данных PeakSimple, версии 4.44). Применяя подвижный растворитель A (1% CH3CN/H2O + 0,1% ТУК, 1 или 2 мл/мин) образцы загружали в проточную улавливающую колонку многоразового использования (заполненную вручную 20 мг полимерного сорбента с обращенной фазой Oasis HLB), снабженную 2,5 мкм входным фильтром в колонке. Элюирование биологических макромолекул контролировали по УФ поглощению (254 нм) и радиоактивности. Когда УФ сигнал вернулся к исходному уровню, поток растворителя был переключен на элюирование загруженного в улавливающую колонку образца в аналитическую колонку (Phenomenex Luna C18, 250 × 4,6 мм, 10 мкм) с использованием подвижного растворителя B (65% CH3CN/H2O + 0,1% ТУК, скорость потока 2 мл/мин). Время удерживания рассчитывали по времени переключения. Данные о радиоактивности выражаются в процентах от общего сигнала радиоактивности. Для стандартов, к образцам крови и поджелудочной железы, полученные от контрольных крыс, добавляли [18F]7 и обрабатывали, как было описано выше, для каждого исследуемого состава. Использование таких контролей позволило измерить долю радиоактивного индикатора, удерживаемого и не удерживаемого улавливающей колонкой во время загрузки. Если радиоактивность была элюирована во время загрузки улавливающей колонки, то эта активность будет определена как аутентичный [18F]7, а не как гидрофильный меченый метаболит.

Результаты

Химия и радиохимия

Монозащитный диол 2 был синтезирован по методике, ранее описанной в литературе (Wilke et al. 2014). Реакцию сочетания по Мицунобу использовали для синтеза 3 с 70% выходом. Обработка 3 оксоном окисляет тиоэфир до сульфона и снимает защиту с концевой спиртовой защитной группы, получая 4 с выходом 93% (Схема 1). Введение тозила в 4 обеспечило появление радиохимического предшественника 5 с выходом 92%. Для получения нерадиоактивного стандарта 7, соединение 4 обрабатывали диоксо-фтором (бис(2-метоксиэтил)аминосульфур трифторид) с последующим эфирным гидролизом, опосредованным основанием, как было описано ранее (Bertrand et al. 2016b).

Радиосинтез [18F]7 был выполнен с помощью автоматизированной двухэтапной процедуры в одном сосуде. Нуклеофильное замещение [18F]фторидом уходящей группы тозилата было с последующим метил-эфирным гидролизом, опосредованным основанием (Схема 2). Погашенную реакционную смесь очищали с помощью картриджа С18 SPE с последующей полупрепаративной ВЭЖХ (Рис. 1). Пик, соответствующий [18F]7, собирали в сосуд, содержащий водный NaOH, загружали в слабую анионообменную смолу, затем элюировали подкисленным этанолом в изотонический забуференный бикарбонатом солевой раствор. Эта процедура позволила быстро изменить состав для получения высокой концентрации. Начиная от 96 до 311 ГБк [18F]фторида, было приготовлено 3,8–15,4 ГБк [18F]7 (при ЗС) (РХВ с поправкой на распад 8,3% ± 1,1%, n = 4) через 75–89 мин. Молярная активность варьировалась от 166 до 767 ГБк/мкмоль при ЗС.

Синтез радиохимического предшественника 5 и нерадиоактивного стандарта 7
Схема 1. Синтез радиохимического предшественника 5 и нерадиоактивного стандарта 7

Toluene

Толуол

h

ч

Oxone

Оксон

THF

ТГФ

rt

Ву

Deoxo-fluor

Диоксо-фтор


Радиосинтез [18F]7
Схема 2. Радиосинтез [18F]7

Визуализация с помощью микроПЭТ

Предварительные микроПЭТ/КТ исследования, выполненные с [18F]7, показали самую высокую концентрацию радиоактивного индикатора в печени (Рис. 2). Через 10 минут после введения, соотношение ткани к крови в контрольной группе для печени, почек и поджелудочной железы составляло 12,34 ± 3,34, 0,62 ± 0,07 и 0,49 ± 0,05, соответственно (n = 3). В группе, предварительно получавшей препарат TAK-875, соотношение ткани к крови в печени, почках и поджелудочной железе составляло 6,50 ± 0,96, 0,66 ± 0,04 и 0,57 ± 0,09, соответственно (n = 3).

Типичные снимки микроПЭТ (СЗН, сумма всех временных рамок; ИО поджелудочной железы показаны желтым цветом) с кривыми время-активность ткани у крыс после инъекции (a) [18F]7 с предварительной инъекцией препарата TAK-875 (30 мг/кг).

Рис. 2. Типичные снимки микроПЭТ (СЗН, сумма всех временных рамок; ИО поджелудочной железы показаны желтым цветом) с кривыми время-активность ткани у крыс после инъекции (a) [18F]7 с предварительной инъекцией препарата TAK-875 (30 мг/кг). Данные кривой время-активность представлены в виде среднего СЗН ± стандартное отклонение (n = 3).


Liver

Печень

Blood

Кровь

Muscle

Мышца

Pancreas

Поджелудочная железа

SUV

СЗН (стандартизированное значение накопления)

Time

Время

Minutes

Минуты


Биологическое распределение ex vivo

Средние соотношения ткани к крови %ВД/г для контрольной и экспериментальной групп представлены на рис. 3. В контрольной группе самые высокие средние концентрации активности были обнаружены в плазме, почках и поджелудочной железе (среднее значение соотношения ткани к крови 1,60 ± 0,03, 0,98 ± 0,02 и 0,54 ± 0,04, соответственно; n = 3). Более низкие концентрации активности были обнаружены в образцах мышц, селезенки, костей и жировой ткани (среднее соотношение ткани к крови 0,30 ± 0,1, 0,27 ± 0,02, 0,19 ± 0,01 и 0,16 ± 0,01, соответственно; n = 3). Блокирование рецептора FFA-1 не приводило к какой-либо значительной разнице в средних концентрациях активности ткани, за исключением почек, которая была снижена на 20% (р < 0,05).

Относительное поглощение ткани [18F]7 оценивали с помощью биораспределения ex vivo у контролей (n = 4; синий) и у крыс, которым предварительно вводили 30 мг/кг препарата TAK-875 (n = 4; красный).

Рис. 3. Относительное поглощение ткани [18F]7 оценивали с помощью биораспределения ex vivo у контролей (n = 4; синий) и у крыс, которым предварительно вводили 30 мг/кг препарата TAK-875 (n = 4; красный). Соотношения выражены как соотношение %ВД/г к крови ± СО. * р < 0,05 против контроля

Average tissue uptake

Средняя поглощаемость ткани

Control

Контроль

TAK-875 (30 mg/kg)

TAK-875 (30 мг/кг)

%ID/g tissue-to-blood ratio

%ВД/г соотношение ткань-кровь

Pancreas

Поджелудочная железа

Bone

Кость

Muscle

Мышца

Kidney

Почка

Fat

Жировая клетчатка

Spleen

Селезенка

Plasma

Плазма крови


Литература

Andralojc K, Srinivas M, Brom M, Joosten L, de Vries IJM, Eizirik DL, et al. Obstacles on the way to the clinical visualisation of beta cells: looking for the Aeneas of molecular imaging to navigate between Scylla and Charybdis. Diabetologia. 2012; 55(5):1247–57. / Андралойк K., Сринивас M., Бром M., Жустен Л., де Ври И. Ж. М., Эйзирик Д. Л., и др. Препятствия на пути к клинической визуализации бета-клеток: поиск Энея молекулярной визуализации для навигации между Сциллой и Харибдой. Журнал «Diabetologia». 2012; 55 (5): 1247-57.

Bertrand R, Hamp I, Brönstrup M, Weck R, Lukacevic M, Polyak A, et al. Synthesis of GPR40 targeting 3H- and 18F-probes towards selective beta cell imaging. J Label Comp Radiopharm. 2016b;59(14):604–10. / Бертран Р., Хэмп I., Бронструп М., Век Р., Лукачевич М., Поляк А. и др. Синтез GPR40, нацеленный на образцы 3H и 18F в направлении селективной визуализации бета-клеток. Журнал «Labelled Compounds and Radiopharmaceuticals». 2016b; 59 (14): 604-10.

Bertrand R, Wolf A, Ivashchenko Y, Lo M, Scha M. Synthesis and characterization of a promising novel FFAR1/GPR40 targeting fluorescent probe for β-cell imaging. ACS Chem Biol. 2016a;11(6):1745–54. / Бертран Р., Вольф А., Иващенко Ю., Ло М., Ща М. Синтез и характеристика перспективного нового флуоресцентного образца, нацеленного на FFAR1/GPR40, для визуализации бета-клеток. Журнал «ACS Chemical Biology». 2016a; 11 (6): 1745-54.

Briscoe CP, Tadayyon M, Andrews JL, Benson WG, Chambers JK, Eilert MM, et al. The orphan G protein-coupled receptor GPR40 is activated by medium and long chain fatty acids. J Biol Chem. 2002;278(13):11303–11. / Бриско К. П., Тадайон M., Эндрюс Дж. Л., Бенсон В. Г., Шамберс Дж. К., Эйлерт М. М., и др. Видоспецифический рецептор, сопряжённый с G-белком, GPR40 активируется жирными кислотами со средней и длинной цепью. Журнал «Biological Chemistry». 2002; 278 (13): 11303-11.

Hellström-Lindahl E, Åberg O, Ericsson C, O’Mahony G, Johnström P, Skrtic S, et al. Toward molecular imaging of the free fatty acid receptor 1. Acta Diabetol. 2017;54(7):663–8. / Хеллстром-Линдал Е., Оберг O., Эриксон К., О’Магони Дж., Джонстром П., Скртик С., и др. На пути к молекулярной визуализации рецептора свободной жирной кислоты 1. Журнал «Acta Diabetologia». 2017; 54 (7): 663-8.

Ionescu-Tirgoviste C, Gagniuc PA, Gubceac E, Mardare L, Popescu I, Dima S, et al. A 3D map of the islet routes throughout the healthy human pancreas. Sci Rep. 2015;5:14634. / Ионеску-Тирговиште К., Гагнюк П. А., Губчак Е., Мардар Л., Попеску И., Дима С. и др. 3D-карта маршрутов по островках здоровой поджелудочной железы человека. Журнал «Scientific Reports». 2015; 5: 14634.

Itoh Y, Kawamata Y, Harada M, Kobayash M, Fuji R, Fukusumi S, et al. Free fatty acids regulate insulin secretion from pancreatic beta-cells through GPR40. Nature. 2003;422:173–6. / Ито Й., Кавамата Й., Гарада M., Кобайаш M., Фуджи Р., Фукусуми С., и др. Свободные жирные кислоты регулируют секрецию инсулина из бета-клеток поджелудочной железы через GPR40. Журнал «Nature». 2003; 422: 173-6.

Kahn SE. The relative contributions of insulin resistance and beta-cell dysfunction to the pathophysiology of type 2 diabetes. Diabetologia. 2003;46(1):3–19. / Кан С. Е. Относительный вклад резистентности к инсулину и дисфункции бета-клеток в патофизиологию сахарного диабета 2 типа. Журнал «Diabetologia». 2003; 46 (1): 3-19.

Kenk M, Greene M, Lortie M, Robert A, Beanlands RS, Dasilva JN. Use of a column-switching high-performance liquid chromatography method to assess the presence of specific binding of (R)- and (S)-[11C]rolipram and their labeled metabolites to the phosphodiesterase-4 enzyme in rat plasma and tissues. Nucl Med Biol. 2008;35(4):515–21. / Кенк М., Грин М., Лорти М., Роберт А., Бинлендс Р. С., Дасильва Дж. Н. Использование метода высокоэффективной жидкостной хроматографии с переключением колонок для оценки наличия специфического связывания (R)- и (S)-[11C]ролипрама и их меченых метаболитов с ферментом фосфодиэстераза-4 в плазме и тканях крыс. Журнал «Nuclear Medicine and Biology». 2008; 35 (4): 515-21.

Mancini AD, Poitout V. GPR40 agonists for the treatment of type 2 diabetes: life after “TAKing” a hit. Diabetes Obes Metab. 2015;17(7):622–9. / Манчини А. Д., Пвату В. Агонисты GPR40 для лечения сахарного диабета 2 типа: жизнь после «принятия» вызова. Журнал «Diabetes, Obesity and Metabolism». 2015; 17 (7): 622-9.

Negoro N, Sasaki S, Mikami S, Ito M, Suzuki M, Tsujihata Y, et al. Discovery of TAK-875: a potent, selective, and orally bioavailable GPR40 agonist. ACS Med Chem Lett. 2010;1(6):290–4. / Негоро Н., Сасаки С., Миками С., Ито М., Сузуки М., Цудзигата Ю., и др. Открытие TAK-875: сильнодействующий, селективный и перорально биодоступный агонист GPR40. Журнал «ACS Medicinal Chemistry Letters». 2010; 1 (6): 290-4.

Negoro N, Sasaki S, Mikami S, Ito M, Tsujihata Y, Ito R, et al. Optimization of (2,3-Dihydro-1-benzofuran-3-yl)acetic acids: discovery of a non-free fatty acid-like, highly bioavailable G protein-coupled receptor 40/free fatty acid receptor 1 agonist as a glucose-dependent Insulinotropic agent. J Med Chem. 2012;55(8):3960–74. / Негоро Н., Сасаки С., Миками С., Ито M., Цудзигата Й., Ито Р., и др. Оптимизация (2,3-дигидро-1-бензофуран-3-ил)уксусные кислоты: открытие подобного к несвободной жирной кислоте, высоко биодоступного рецептора, связанного с G-белком 40/рецептора свободной жирной кислоты 1, в качестве глюкозозависимого инсулинотропного агента. Журнал «Medicinal Chemistry». 2012; 55 (8): 3960-74.

Otieno MA, Snoeys J, Lam W, Ghosh A, Player MR, Pocai A, et al. Fasiglifam (TAK-875): mechanistic investigation and retrospective identification of hazards for drug induced liver injury. Toxicol Sci. 2017;163(2):1–11. / Отьено M. A., Снойс Дж., Лем В., Гош A., Плейер М. Р., Покай A., и др. Фасиглифам (TAK-875): исследование механизма и ретроспективная идентификация опасностей для лекарственного повреждения печени. Журнал «Toxicological Sciences». 2017; 163 (2): 1-11.

Srivastava A, Yano J, Hirozane Y, Kefala G, Gruswitz F, Snell G, et al. High-resolution structure of the human GPR40 receptor bound to allosteric agonist TAK-875. Nature. 2014;513(7516):124–7. / Сривастава А., Яно Дж., Хирозан Ю., Кефала Г., Грусвиц Ф., Снелл Г., и др. Структура с высоким разрешением человеческого рецептора GPR40 связана с аллостерическим агонистом TAK-875. Журнал «Nature». 2014; 513 (7516): 124-7.

Wilke BI, Dornan MH, Yeung J, Boddy CN, Pinto A. Hexanes/acetonitrile : a binary solvent system for the efficient monosilylation of symmetric primary and secondary diols. Tetrahedron Lett. 2014;55(16):2600–2. / Вильке Б. И., Дорнан М. Х., Йенг Дж., Бодди С. Н., Пинто А. Гексаны/ацетонитрил: бинарная система растворителей для эффективного моносилилирования симметричных первичных и вторичных диолов. Журнал «Tetrahedron Letters». 2014; 55 (16): 2600-2.

Yin T, Coudyzer W, Peeters R, Liu Y, Cona MM, Feng Y, et al. Three-dimensional contrasted visualization of pancreas in rats using clinical MRI and CT scanners. Contrast Media Mol Imaging. 2015;10(5):379–87. / Ин T., Коудайзер В., Питерс Р., Лиу Й., Кона M. M., Фенг Й., и др. Трехмерная контрастная визуализация поджелудочной железы у крыс с использованием клинических МРТ- и КТ-сканеров. Журнал «Contrast Media and Molecular Imaging». 2015; 10 (5): 379-87.

Автор:
Mark H. Dornan, Daniil Petrenyov, José-Mathieu Simard, Antonio Aliaga, Guoming Xiong, Julien Ghislain, Barry Bedell, Vincent Poitout and Jean N. DaSilva
Поделиться:

Возврат к списку